Александр Давыдов
Почему мужчины защищают насильников?
История насилия (вроде той, что случилась недавно с Дианой Шурыгиной), в очередной раз показала, что большинство мужчин (и немало женщин, стоит признать) горой стоят за того, кто это самое насилие совершил и хором обвиняют жертву в том, что "онасамавиноватапотомучтошлюха".

Вдаваться в суть истории с Дианой сейчас не будем, давайте посмотрим лучше на мужчин, которые это говорят. А почему они так думают? Почему они всячески поддерживают насильника, оправдывают его и переводят вину на девушку?
Ответ простой. Почти каждый в своей жизни совершал что то подобное.

Нет, я не про то, что каждый был самым настоящим, махровым насильником, поджидавшим жертву в лифте или в темной подворотне с ножом в руках. Я не про затыкание рта и привязывание к стулу в темном подвале. Я про то, что в голове мужчин и насилием то не считается.

Давайте расскажу одну историю (полностью она приведена в книге"Женщина в эпоху перемен").

Познакомился молодой человек по имени Валентин с девушкой Надей. Понравилась Надя Валентину – симпатичная, волосы красивые, ямочки на щеках, улыбается очень мило. Валентин Наде тоже понравился – вежливый, галантный, ухаживает красиво (не то, что придурки, которых она чаще всего встречает в своем районе). Дальше покажу две версии одной и той же истории.

История Нади.
Вот он приглашает ее в кафе – она соглашается (а почему бы вкусно не поесть). Они разговаривают, кушают, пьют кофе или вино, и все пока хорошо и приятно. Вот он зовет ее прогуляться и она снова соглашается – погода хорошая, компания приятная. Во время прогулки он берет ее за руку и пару раз как бы случайно обнимает – она не сопротивляется, такие знаки внимания ей также приятны.

Они гуляют по парку и оказываются в месте, которое не сильно освещено, и вдруг Валентин ее целует. Надя не говорит «нет» – ей было любопытно узнать, как он целуется, и к тому же, он пригласил ее в кафе, организовал приятный вечер, почему бы не сделать ему приятное, тем более что ей процесс поцелуя нравится тоже.

Он целует ее еще раз, на этот раз более активно, она опять же не говорит «нет», и не отталкивает его, хотя уверенности в том, что она хочет большего, у нее точно нет – ей просто нравится гулять, держась за руки, общаться и пару раз поцеловаться, и этого пока вполне достаточно, но она позволяет ему ее поцеловать еще раз, надеясь, что на этом все и закончится. Но рука вдохновленного ситуацией молодого человека уже трогает ее грудь и лезет под платье.

И вот тут Надя оказывается перед выбором:

  • она может позволить молодому человеку продолжить, зная, что это закончится сексом – не потому, что сама сильно этого хочет, а просто потому, что неловко отказать ему, что она может считать себя обязанной «дать» ему взамен за полученные приятные бонусы этим вечером, или еще по какой либо причине, не связанной с ее активным желанием секса именно с ним. Возможно, она даже испытает некое удовольствие от секса, правда потом, когда все закончится, ей может быть неловко и даже неприятно, и она будете злиться на себя за то, что согласились, а на него за то, что настоял.
  • она может позволить ему потрогать ее еще, а потом все-таки постарается это прекратить. Сделать это может оказаться непросто – молодой человек уже разгорячился, а она в этом случае выглядит как «динамо» – возбудила и не «дала», нехорошо как то.
  • она можете прекратить все прямо сейчас, но как минимум, неловкость будет присутствовать точно, и она останется виноватой в его несбывшихся ожиданиях.
В общем, как ни крути, кругом сплошная неловкость и чувство вины, и Наде в такой ситуации гораздо проще «дать, чем объяснять, почему не хочется».

История Валентина.
Ему нравится Надя, он ее хочет, в своих фантазиях он уже трахнул ее во все позах раз двести. Но вот он набрался смелости и пригласил ее в кафе, а она вдруг согласилась. "Ура, значит, я тоже ей нравлюсь" – думает он. Дистанция до секса (в его голове) сократилась. Он угощает ее, она ест, пьет вино, смеется, они оживленно общаются – все отлично, все идет по плану. Они идут гулять, и он берет ее за руку (на форумах по пикапу написано, что очень важно создать телесный контакт с девушкой, тогда вероятность секса намного выше), она не отдергивает руку – это очень хорошо. Пару раз он как бы случайно обнимает ее за талию, она не сопротивляется – круто, значит, она тоже хочет секса, осталось найти место.
И вот они в парке, на аллее, которая не очень освещена. Настало время для активных действий. Он целует ее, и … о, боги … она не отталкивает его, а даже слегка отвечает на поцелуй. Йессс, секс будет! Он целует ее еще раз, для проверки, и снова она не отказывает ему. Все, теперь он уверен – она хочет секса здесь и сейчас, пора переходить к главной части, и его рука смело трогает грудь и лезет под юбку. Заодно можно сделать «тест мокрых пальцев» – штуку, о которой ему рассказал друг, прошедший тренинг по пикапу (если у нее там влажно, значит она тебя хочет, и неважно, что она там говорит, и что тараканы в ее голове проголосовали против, просто жми на газ, и она будет твоей, не робей!). Вот наш герой и не робеет – она же согласна, просто не сказала это словами.

Четыре варианта развития событий.

  1. Секс состоялся, всем все понравилось, они начали встречаться, поженились, нарожали кучу детишек и умерли в один день. Занавес. С этим вариантом все понятно, правда?
  1. Секс состоялся. Он на седьмом небе от счастья, все получилось, мы друг друга хотим, будет много секса, ура! И когда девушка вдруг начнет уклоняться от встреч с ним под разными предлогами, он сильно удивится, и даже обидится на нее за такое странное поведение.
  1. Девушка вдруг отталкивает его руку, или просто говорит «нет, не надо». Ну, он-то знает цену женского «нет», надо просто продолжать и она согласится. Поэтому он говорит что-то вроде «да ладно тебе, все хорошо будет, тебе понравится» и продолжает свои действия. Если девушка вдруг начинает сопротивляться активнее, это повергает его в состояние недоумения, обиды и раздражения (как минимум). Девушка рискует заслужить звание «динамо», а то что-нибудь и похуже.
  1. А вот если девушка дала ему продолжить, но начала сопротивляться на самом «сладком» моменте, это уже совершенно непростительное поведение с ее стороны, и шанс того, что молодой человек уже не захочет останавливаться и не будет слушать ее запоздалые «нет», а просто возьмет ее (по сути, изнасилует), очень велик – ведь руководит им уже не разум, а стоящий колом член.
Размотаем клубок этой ситуации чуть дальше, и представим, что девушка говорила «нет», а секс все-таки случился. По сути, произошло изнасилование – уголовно наказуемое деяние с обязательным тюремным заключением, и большими опасностями для здоровья молодого человека, поджидающими его в местах заключения.

Что же скажет общественность? Кого она обвинит в случившемся? 9 из 10 представителей Большого Жюри осудят девушку.

«Сама виновата» – скажут они. «В кафе пошла? Пошла. За руку дала подержать? Дала. Позволила себя обнять? Позволила. В парк неосвещенный пошла с ним? Ага-ага. Позволила себя поцеловать? Та-ак, так. И еще раз дала поцеловать себя, видя что он уже возбужден? Ну-ну. И чего ты хотела, милочка? Возбудила мужчину, целовалась с ним, дала себя обнимать и трогать, а потом вдруг на попятную, а теперь о каком-то изнасиловании говоришь! Хочешь сломать парню жизнь? Знаешь, что с ним в тюрьме сделают? И за что? За то, что ты сама его хотела, а потом вдруг начала ломаться? Он не робот же, в конце концов. Так что забирай заявление и извинись перед ним, и больше так не делай. Не порть мужчинам жизнь».

А если общественное дознание покажет, что девушка была и одета еще откровенно и сексуально, то насильнику простят все, что он сделал. Общественный приговор вынесен. Невинный молодой человек стал жертвой своей страсти к девушке, и ее тупоумия.

«Девушки, ведите себя прилично, и не возбуждайте парней, если не готовы отдаваться, ведь вы отвечаете за то, как они поведут себя их члены, и то, что потом произойдет с вами!».

Самое любопытное в том, что эта позиция откровенно унижает и мужчин и женщин. С женщинами, думаю, понятно, а мужчины здесь выглядят как совершенно безмозглые существа, которых ведет вперед возбужденный половой орган, и ничего с этим они поделать не могут. Они вынуждены, стиснув зубы и опустив плечи, идти туда и делать то, что им прикажет этот зловредный и опасный орган, и, конечно, в этом случае, они не могут нести ответственности за все произошедшее потом. Это как если на вас едет машина, у которой отказали тормоза. Если вы не отскочили с ее пути и оказались раздавлены, то сами и виноваты, правда?

Я сам большую часть жизни не придавал особого значения женскому слову «нет», и реагировал только, когда оно повторялось несколько раз подряд, громко и четко. Тогда я с некоторым неудовольствием прекращал свои приставания, ворча про себя, что «сама не знает, что хочет» или что «хочет ведь, но боится, ну и хрен с ней, с этой трусихой». У меня было все просто – говорит «нет» сразу, фиг с ней, идем дальше, говорит «нет» чуть позже – надо продолжать процесс, должна согласиться, я ведь такой классный, как она не понимает своего счастья, дурочка! Продолжает говорить «нет» – ну и фиг с ней, вычеркиваем из списков, пусть ждет благородного принца, другую найду, посговорчивее. Вспоминаю это и самому немного не по себе от того, как я себя вел и что при этом о женщинах думал.

И да, в этой истории про девушку в парке я описал довольно интеллигентный и даже робкий вариант молодого человека, и его модели поведения. Если же предположить, что он не такой стеснительный и «хороший», и представим на его месте простого и не отягощенного опасениями парня, то девушке можно посочувствовать в несколько раз сильнее – она может попасть в очень неприятную, болезненную и даже опасную для жизни и здоровья ситуацию.

И о чем же думают мужчины, когда читают истории вроде той, что случилась с Дианой?
Они узнают в них себя.

Они – приличные хорошие порядочные молодые люди (или уважаемые отцы семейств) – насильники? Получается так, ведь они вели себя точно так же – игнорируя женское "нет", говоря девушке "Да ладно тебе, не бойся" и продолжая раздевать ее, или принимая ее нервную дрожь от страха за огонь желания и приступ возбуждения? Нееет, они не могли же так поступить, они же не насильники, они хорошие люди. В этот момент в мужской голове включается автоматический механизм само оправдания, и поиск другого виноватого в этой ситуации. Поскольку в ней участвовало всего двое человек, то виновной становится девушка, а по какой причине, уже не столь важно.

Например, она могла бы громче сказать "нет", если бы и правда не хотела, или не дала бы себя поцеловать, или не была бы "влажной там" (то, что это могло произойти не по причине сексуального влечения, а по какой либо иной физиологической причине, многие мужчины даже не подозревают). Конечно, если бы девушка вдруг стала бы рваться со страшной силой из его объятий, кричать на всю улицу "нееет" и "пусти", пинаться, кусаться и всячески бесноваться, для большинства "приличных молодых людей" (вроде Валентина) стало бы признаком того, что она "не хочет" (и еще того, что она "какая то ненормальная"), но мало кто из женщин в такой ситуации сможет повести себя подобным образом, скажем честно.

Что имеем в итоге?

С вероятностью процентов в 75, секс между Валентином и Надей состоится. И даже если Надя больше не захочет с Валентином общаться, у него в голове останется воспоминание, и подтверждение того, что "так делать вполне нормально". И когда он прочтет историю про то, как девушка, которая целовалась с молодым человеком в парке, занялась с ним там сексом, и вдруг подала заявление об изнасиловании, он подумает не об абстрактных Диане и Сергее, он подумает о себе. Даже допустить на минуту мысль о том, что он не "приличный молодой человек", а насильник, он будет не в состоянии, и пальцы его сами потянутся к клавиатуре, чтобы написать "шлюхасамавиновата" и "сукасгубилапарнюжизнь". Он будет защищать сам себя, и ничто не поколеблет его боевого настроя.

Слово "насильник" заставляет многих представить себе грубого и тупого гопника в спортивном костюме, от которого пахнет пивом и мочой, но это очень грубый стереотип. На месте Валентина может быть менеджер крупной фирмы, актер московского театра, уважаемый отец троих детей, или студент архитектурного института. И пахнуть от него будет не пивом и мочой, а дорогими духами и бургундским вином. И вообще он может быть любимцем бабушек у подъезда, участником благотворительных акций и тотальным милашом (например, как на фото наверху). Но для девушки, которая окажется на месте Нади, разницы не будет никакой.

Что делать Наде, чтобы не попасть в такую историю еще раз (что делать, если уже попала в историю, тема другой статьи)?

  • понимать логику, присущую многим мужчинам (описана выше) и учитывать это в общении с ними
  • говорить громко и четко "нет", как только начало происходить что-то некомфортное (даже если это небольшой дискомфорт )
  • не оказываться наедине с мужчиной, которого она не знает, и к кому нет пока доверия (особенно, в темном парке, или у него дома)
  • сразу ставить границы (если она почувствовала, что мужчина от нее ждет "ответного жеста"), объясняя, что этого самого жеста ждать не нужно, и прерывать общение, если стало заметно неудовольствие и возмущение мужчины подобной реакцией
  • прервать свидание по любой причине, если она почувствовала даже малейшее давление и опасность (лучше потом она будет сожалеть, что не сказала "да, я хочу", тем жалеть, что вовремя не сказала "стоп")

Что делать Валентину, который прочел историю про насилие, и вдруг узнал в ее главном герое себя?

Для начала, не защищать мужчин, совершивших нечто подобное, и не делать так самому, помня, что большинству женщин сказать "нет" мужчине очень сложно, и что безопаснее перестраховаться и дождаться явного и четкого "да", нежели чем сказать "да ладно тебе" и проигнорировать робкое и тихое "не надо". Остаться без секса в этот вечер, или стать потенциальным (или реальным) насильником?

Что выберет Валентин?

А что выберете вы?
Made on
Tilda