Александр Давыдов
Про "славянскую душевность" и солнце в холодной воде

Считается, что славянские страны отличаются особой, неповторимой и глубокой душевностью. На фоне вежливых и нейтральных европейцев, шумных и улыбчивых (и от этого кажущихся лицемерными) американцев, азиатов с их непроницаемыми лицами, славянские люди открыты, понимающи, душевны и очень, очень глубоки.
Да, мы не улыбаемся первому встречному, и от этого можем показаться хмурыми, и даже недружелюбными. Но, если вы узнаете нас поближе, если дадите нам время, и покажетесь нам достойными доверия, мы откроем вам дверь в огромный мир – мир славянской души. Русская классическая литература для огромного количества иностранцев стала символом этой самой русской души – сложной, непонятной, мятущейся, и противоречивой.

Красивая история, вот только все ли в ней правда?

Давайте не будем сейчас погружаться в темные глубины русской души, описанные еще Достоевским, а посмотрим на более простую и видимую часть – на "славянскую душевность", которая проявляется в общении между незнакомыми и знакомыми людьми.

Продавцы в магазине, и кассиры в супермаркете, официанты в кафе и ресторанах, акушерки в роддомах, и врачи в поликлиниках, государственные служащие, и бизнесмены, или просто люди, случайно встреченные на улице или во дворе : мамы с колясками, бабушки с внуками, собачники и дворники. Почти со всеми мы так или иначе сталкиваемся, общаемся, покупаем им что-то или продаем, задаем вопросы, а порой, и знакомимся.

Что отличает общение между славянскими людьми от людей из других стран? Та самая душевность.
Официант подмигнет вашей симпатичной подруге, акушерка прокомментирует, на кого похож ваш сын, врач даст совет по общению с мужем, бабушка во дворе подскажет, как общаться с вашим ребенком, сосед пошутит насчет стонов вашей жены во время секса, которые слышны за тонкой стенкой, а неизвестный посетитель вашей страницы в соцсетях пожалуется, что вы пишете с ошибками, и вас от этого тяжело читать.

Славянская душевность подразумевает создание отношений со всеми, с кем мы общаемся. Как только с очередным человеком создаются отношения, он становится почти что родственником, отчасти "своим", а со "своими" можно обращаться по "свойски". Если ваш новый "родственник" оказывал вам какие-то услуги, и продавал товары, то дистанция между вами стремительно сокращается, и вот он уже обижается, если вы "пинаете" его из-за некачественного товара, или завышенной цены на услуги. Если он покупал у вас услуги, то ваше сближение, скорее всего, повлечет запрос о скидке "для своих", или непременную обиду на любое повышение цен, даже на 2 процента. Если вы установили "отношения" с вашим сотрудником, то это может повлечь череду просьб, опозданий, манипуляций, и очень плохой работы, за что вам будет неудобно этого "хорошего" оштрафовать, или, еще ужаснее, уволить.

Таким образом, мы обнаружили первый подводный камень славянской "душевности" – ее манипулятивность. И в этом мы очень похожи на представителей стран Востока. Помню, какие жаркие баталии разыгрывались у меня в Египте, когда я открывал там свою кофейню, и торговался за каждый фунт с моими египетскими "друзьями", а потом "пинал" их, чтобы они отработали свои деньги. Настоящая работа начинала происходить обычно тогда, когда я становился очень недружелюбным и резким, и мы как будто временно переставали быть "хорошими друзьями". Статус "друга", полученный в каком-нибудь ресторане, возможно, означал небольшую скидку, но, одновременно с этим от меня ждали большей толерантности за долгую доставку или ошибку в заказе. "Мы же друзья, не надо злиться из-за мелочей" – говорили мне улыбающиеся египтяне. Вспоминаются подобные случаи у нас?

Сокращение дистанции и создание статуса "друг/приятель" дает возможность для манипуляции этим человеком и погружении его (при необходимости) в чувство вины, с помощью которого из большинства людей можно вить веревки любой длины и толщины.

Второй подводный камень славянской "душевности" – ее тотальная бестактность, и выдача себе права вмешиваться в личные границы любого человека.

  • Можно написать незнакомому человеку, и сходу обратиться к нему по уменьшительному имени и на "ты" (например, мне периодически пишут что-то вроде "привет, Саша" люди, которых я вижу в первый раз в жизни).
  • Можно выдать совет (в интернете или в реальной жизни) по любому поводу (от воспитания детей и исправления ошибок в посте до коррекции внешнего вида и поведения) человеку, который его не просил.
  • Можно выдать прямую негативную оценку действиям и мыслям человека вместо конкретных советов и помощи, за которой он обратился.
  • Можно поделиться добрым пожеланием с незнакомым или малознакомым человеком, больше похожим на инструкцию к исполнению (например, пожелать "излечиться от бездуховности, и встать на путь обретения господа")
  • Можно просто не здороваться ни с кем, даже с теми, от кого вам что-то нужно (например, мне регулярно пишут вопросы или сообщения, даже не заморачиваясь словами "добрый день" или "здравствуйте".
  • Можно громко или тихо обижаться, если эти вторжения в границы других людей вдруг пресекают ("я к вам со всей душой, а вы …)
По сути, все славянские страны можно представить в виде одной большой деревни, в которой все будто бы друг друга знают, все являются дальними или ближними родственниками, и видят друг друга каждый день, поэтому могут игнорировать нормы вежливости, и смело влезать в жизнь любого человека ради "его же блага".

Третий подводный камень "душевности славян" – это склонность втягивать малознакомых и знакомых людей в свои душевные и материальные проблемы, ожидая от них, что они просто обязаны вас выслушать, а то, и помощь оказать. При этом ваше согласие не требуется совершенно.

Я постоянно слышу истории о женщинах, которые вынуждены часами выслушивать жалобы подруг, с риском прослыть "стервой" и "сволочью", если они попробуют прекратить разговор раньше, чем закончится запас слов у собеседницы. А еще я слышу истории о мужчинах, которые тратят огромное количество сил, времени и денег, чтобы помочь своим школьным друзьям, сокурсникам или коллегам, с которыми на самом деле их уже ничего не связывает, или даже никогда не связывало.

Сценарий многих отношений похож на принцип входа в мафию – войти легко, а выйти почти невозможно. Вот и таскают люди годами на себе уже давно умершие отношения с подругами и приятелями, родственниками и коллегами, опасаясь их официально закрыть, и прослыть "неблагодарными" и "не душевными людьми". А если они откажутся давать этим "душевным людям" в долг, то рискуют прослыть "жадинами" и "жидами", и испортить отношения очень надолго.

В системе славянской "душевности" отношения – это клей, на котором держится почти все в славянских странах. "Договоримся" – говорят друг другу люди и довольно подмигивают, хотя каждый в это время мог подумать о совершенно разном формате этого самого "договора". Отношения подменяют правила и нормы, законы и запреты, у нас можно "порешать" практически любой вопрос, особенно, если есть деньги и связи (или просто деньги).

Директоры и владельцы компаний учатся правильно мотивировать персонал работать за деньги – вместо безукоризненного следования четкой системе правил.
Жены учатся правильно мотивировать мужей выполнять обязанности по дому – вместо установления системы взаимных обязательств и ответственности за следование ей.

Система, работающая на отношениях, вполне может быть эффективной, при условии, что все ее участники достаточно взрослые и осознанные люди, способные четко доносить свои мысли и позиции, отвечать за взятые обязательства, и уважать мнения и взгляды другого человека. Если же отношения создаются для того, чтобы сэкономить (или, наоборот, нажиться), выторговать больше бонусов, получить возможность влезать в чужую жизнь, и остаться в ней надолго, то возникает вопрос – а стоит ли такая овчинка (то есть, душевность) выделки?

Я ответил на этот вопрос уже давно, предпочтя систему правил и договоренностей системе "душевных отношений", и сократив количество этих самых отношений до необходимого минимума. Например, я общаюсь почти со всеми клиентами на "вы" и не допускаю обращение на "ты" от незнакомых людей, и пресекаю или полностью игнорирую желания дать мне непрошеные советы. Я предпочитаю держать большинство людей во внешнем круге, что совершенно не мешает мне помогать им в профессиональной работе.

А еще я убежден в том, что пока в нашей стране все будет делаться не по четким правилам, а "по понятиям", она будет по прежнему находиться в нижней трети большинства сравнительных таблиц и рейтингов.

Возможно, пришла пора менять подходы? Легенда о славянской "душевности" оказалась красивой иллюзией, скрывающей манипуляции, бестактность, и желание свесить свои проблемы на другого человека.
Для желающих остро со мной поспорить, и доказать, что "не все так плохо, и есть много действительно душевных людей", встречный вопрос: если бы у вас была возможность прекратить все отношения, которые вы на самом деле не хотите продолжать (от мамы или мужа до продавца в магазине "24 часа"), и ничего бы за это вам бы не было, то сколько бы отношений вы оставили. Можно в процентах. 5%? 10%? 20%? Подумайте об этом, когда будет время. Например, прямо сейчас.

Я долго открещивался от принципа "немного солнца в холодной воде", по которому живут многие европейские страны. Но чем дальше, тем больше я вижу плюсов в наличии системы правил и законов (вместо системы отношений), вежливости и тактичности вместо бестактности и (порой) хамства, Мне становится спокойно на душе от того, что я могу просто пойти в магазин или кафе, выбрать необходимые товары, или заказать еду, и получить вежливый сервис без тени панибратства и фамильярности, а потом выйти на улицу с ребенком, и твердо знать, что мне никто ничего не посоветует.

Кто-то скажет – "но ведь не только в России или в Украине есть такой подход, таких стран много". Да, много, но только у нас из этого сделан культ, и только здесь это свойство почему-то должно возвысить нас над всеми остальными странами. И у нас это точно возведено в абсолют, и очень мало шансов на то, что это изменится в ближайшие лет 100.

А вы за славянскую "душевность"? Или тоже видите в ней подвох?

Made on
Tilda